Вторник, 06.12.2016, 03:47
 
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Абитуриент · RSS
Меню сайта
Реклама сайта
 
Главная » 2016 » Октябрь » 20 » ФАС анонсировала в течении 2-3 лет реформу внутреннего рынка газа
ФАС анонсировала в течении 2-3 лет реформу внутреннего рынка газа
11:45

Руководитель ФАС рассказал ТАСС о результатах дерегулирования московского авиаузла и о том, будет ли разрешен в России параллельный импорт

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) стоит на позиции, что тарифы в ближайшие 10 лет должны расти ниже уровня инфляции, государственные корпорации обязаны сокращать издержки, продавать непрофильные активы и становиться клиентоориентированными.

Руководитель службы Игорь Артемьев в интервью ТАСС рассказал о результатах дерегулирования московского авиаузла и планах по распространению этого опыта на другие регионы, о том, какие еще отрасли экономики могут быть дерегулированы в ближайшее время и будет ли разрешен в России параллельный импорт. Также он рассказал о международном сотрудничестве в сфере антимонопольного регулирования, которое развивается в рамках Петербургского международного экономического форума и Петербургского международного юридического форума.

Какова ваша тарифная политика на следующий год? Когда вы представите свои предложения?

К сентябрю (2016 года – прим. ред.). Будет заседание правительства, посвященное бюджетным проектировкам и социально-экономическому прогнозу. Там уже все будет со всеми расчетами и обоснованиями, конкретными цифрами. Минэкономразвития (МЭР) выступит со своими цифрами, и мы будем сближать наши позиции, потому что МЭР также является важным регулятором, как и мы.

Тарифная политика будет одной и той же на ближайшие 10 лет – "инфляция минус": программа снижения издержек, продажа непрофильных активов, прекращение саморекламы. Мы рассчитываем на низкую инфляцию в нашей стране – порядка 6-7% по итогам года.

В этой ситуации, например, для "Газпрома" мы будем учитывать и вопрос либерализации внутреннего рынка газа, но больше мы будем оценивать, как они снижают свои издержки и повышают свою эффективность: по какой цене закупают товары для своих нужд, тратят ли деньги на покупку и содержание непрофильных активов, типа ресторанов, казино, стадионов, непонятных башен и так далее. Они должны вести себя как газовая компания, не "национальным достоянием" себя называть, а быть эффективными, скромными и умелыми. Потому что наше национальное достояние – это люди, недра, культура.

Идет ли "Газпром" навстречу ФАС в этой сфере?

Я пока так бы не сказал, в отличие от РЖД, "Транснефти", Росатома, у которых неплохие практики. Есть две компании, которые нас очень разочаровывают, – это "Газпром" и "Российские сети". Но я думаю, что в ближайшем будущем мы постараемся наладить сотрудничество с "Россетями" и с "Газпромом". Но пока с "Газпромом" на протяжении 12 лет моей работы у нас получилось только однажды договориться и только по одному вопросу – по либерализации внутреннего рынка газа.

По вашему мнению, когда может быть либерализован внутренний рынок газа?

Это может произойти в течение ближайших 2-3 лет. Дело в том, что из-за снижения цен на нефть и газ в мире сложился ценовой паритет. Сегодня внутренняя цена на газ не сильно отличается от экспортной. Это позволяет нам активно развивать рынок.

Есть и вторая причина. Дело в том, что такие компании, как "Новатэк" или "Итера" и другие более мелкие газовые компании, неподконтрольные "Газпрому", они имеют уже порядка 40% на рынке. А это означает, что мы можем создать конкурентную систему. Назовем этот рынок олигапольным. Конечно, он не является конкурентным. Но при правильном регулировании мы можем не только достичь снижения или стабилизации цен, но и побудить компании строить газопроводы в регионах России, отдаленных уголках нашей страны, газифицировать поселки. Компании захотят получить как можно больше клиентов, чтобы увеличить прибыль. Это и есть цель либерализации – чтобы в поселки, где люди используют уголь, пришло голубое топливо: экологически чистое, недорогое.

Это наша цель, мы такой план разработали. Может, это сенсация, мы же с "Газпромом" обычно ругаемся, а здесь мы в хорошем диалоге.

То есть "Газпром" готов либерализовать внутренний рынок?

Да, они нацелены. Мы вместе с ними пишем так называемый Сетевой кодекс, суть которого состоит в либерализации внутреннего рынка газа. Я очень доволен нашим сотрудничеством с "Газпромом" по этому вопросу. Говорю это впервые в жизни.

Какова позиция ФАС по либерализации экспорта газа?

Мы считаем, что это правильный подход, но здесь государство должно решить и взвесить, потому что есть и плюсы, и минусы в этой системе. Я понимаю и оппонентов этой идеи. Но я считаю, что конкуренция на экспортных рынках важнее, чем другие факторы. Однако я согласен, что, если наши компании несистемно будут выходить на одни и те же рынки, демпинговать и конкурировать друг с другом, для государства это плохо – уменьшатся налоги. Нужно определенный порядок соблюсти, чтобы либерализовать экспорт.

Можно ли начать с допуска независимых компаний на аукционы?

Это же происходит. Как только началась газовая торговля на бирже. Весь смысл дополнительного приказа об увеличении объемов торговли газом как раз в том, чтобы независимые компании тоже могли продавать газ. Мы делаем это не для "Газпрома", а для рынка.

Независимые компании и сейчас торгуют, хотя объемы пока и не очень велики. Это же вариант ситуации такой: стоит факел, они добывают нефть, и у них горит факел – газ пропадает. Если они могут загнать его в трубу и продать на бирже, они продадут и получат деньги. Это еще и с экологической точки зрения правильно.

Когда же может произойти либерализация экспорта газа?

Это не наш вопрос, это вопрос решения президента. Президент сейчас принял такое решение, и его надо выполнять. Если его убедят советники, что надо принять другое решение, то мы будем делать по-другому.

Мы являемся сторонниками либерализации, мы свою позицию не скрываем, но правительство пока такого решения не приняло. Значит, будем пока руководствоваться тем, что есть.

Какой механизм для либерализации экспорта газа может ввести государство, на ваш взгляд?

Здесь могут быть разные механизмы. Могут быть несколько спецэкспортеров – государственных институтов, которые могут проводить определенную долгосрочную политику. Важно, чтобы сами компании не сговаривались друг с другом, потому что это будет картель. Но правительство могло бы регулировать эту ситуацию.

Что вы думаете о тарифе на транспортировку газа для "Газпрома"?

Он всегда будет тарифом, дерегулировать там ничего нельзя. Это абсолютно естественная монополия, поэтому соответствующий тариф должен выставляться исходя из общих соображений. Во-первых, он должен расти ниже уровня инфляции. Во-вторых, если "Газпром" не будет бороться с издержками, то тариф должен быть очень низким, чтобы заставить их наконец трудиться и все-таки уменьшать издержки, не заниматься расточительством.

При этом "Газпром" для себя устанавливает тариф более низкий, чем для всех остальных. Это называется дискриминацией. С этим мы уже почти справились. Очень низкий тариф – это как в прошлом году. При инфляции в 13% мы предложили им индексировать тариф на 2% в этом году, и это правильно.

Как вы предлагаете проиндексировать тариф в 2017 году?

В этом году пока 2%, ну будет 1%, может быть, – все прогнозы нужно делать после сентября. Сейчас невозможно ничего сказать, какая у нас будет инфляция по итогам года, все надо смотреть.

А как вы оцениваете дерегулирование тарифов московского авиаузла?

Хорошее решение, движение в правильном направлении. Уменьшение государственной доли в экономике, в частности в авиации. То, что там рассказывали всякие страсти про то, что аэропорты страшно повышают тарифы, – неправда. Во-первых, не повышают. Во-вторых, уже даже и не думают повышать, поговорив с нами.

У нас же весь антимонопольный инструментарий остался. Мы не стали им устанавливать тарифы, но как антимонопольный орган мы же можем на них влиять.

Будет ли расширяться дерегулирование авиаузлов?

Я знаю, что Шувалов (вице-премьер Игорь Шувалов – прим. ред.) считает, что надо расширять, потому что есть сферы конкуренции, например, в аэропортах в Поволжье. Мы закончили анализ рынка, через какое-то время можно дерегулировать тарифы и там. Конечно, на Дальнем Востоке – нет, потому что нет никакой конкуренции. В Хабаровске и Петропавловске-Камчатском ее не может быть.

Вы говорили, что можно дерегулировать и другие сферы, какие?

Мы имеем в виду порты, те, которые находятся на одном побережье. Первая группа – это Тихоокеанские порты, вторая – Черноморские и Крымские. Там, где порт не один. Там, где он один, нельзя дерегулировать ничего.

Стивидорные компании мы уже частично либерализовали, уже дерегулировали часть тарифов стивидорных компаний.

Очень серьезный, огромный проект ждет подтверждения со стороны Минкомсвязи. Мы хотим либерализовать и полностью вывести из-под тарифного регулирования электрическую телефонную связь - то есть обычный телефон (фиксированную связь - прим. ред.).

Мы хотели бы, чтобы в этом году все произошло. Кризис немножко мешает: есть опасение, не вызовет ли это роста платы. Я на это всегда говорю, что у нас есть антимонопольный инструментарий в форме оборотных штрафов. Как и в случае с авиацией, мы просто их применим.

Разделяет ли ФАС позицию Минэкономразвития по индексации тарифа на железнодорожные грузоперевозки на 4,5%?

Понимаете, это зависит во многом от того, как мы закончим этот год. Нам очень важно, чтобы сейчас ставка провозной платы не увеличилась больше, чем на 7,5% (в этом году – прим. ред.). Это позволяет сохранить экономическое единство страны по перевозке грузов.

Для того чтобы сделать сложную машину, надо, чтобы приехало 200-400 грузов с 200-400 других заводов. Нам очень важно, чтобы тариф не рос с инфляцией, которая была 13%, а уменьшался. Это еще и позволяет вернуть на железную дорогу грузы, которые оттуда ушли и стали перевозиться фурами с порчей дорог, экологическими рисками.

Прежняя тарифная служба считала, что нужно повышать тариф как можно выше. Не знаю, чем они руководствовались, но они повышали железнодорожные тарифы выше инфляции. Это привело к тому, что эти грузы ушли с железной дороги. Значит, нам надо снижать провозную плату на железной дороге в сопоставлении с ценами на грузовые перевозки фурами. Индексация тарифов ниже инфляции - это движение в правильном направлении.

А какой объем субсидий РЖД может потребоваться в следующем году?

Безусловно, никаких субсидий из федерального бюджета. И вообще, нужно сокращать издержки. У них очень большие издержки по-прежнему, новый руководитель компании это понимает. Поэтому надо и сокращать персонал, и убирать неэффективные звенья, и уменьшать порожний пробег, создавать комфортные условия для потребителя, надо стать клиентоориентированной компанией. Заходите в поезд "Сапсан", а там вам говорят: "Спасибо, что выбрали компанию РЖД" – вот это уже на что-то похоже.

Какого эффекта ФАС добивалась, требуя от железнодорожных операторов согласовывать повышение цен на предоставление вагонов?

Мы должны добиться того, чтобы провозная плата не росла. Если они вступят в сговор по каким-то другим причинам, а причин экономического характера нет, потому что рынок вагонов сегодня профицитный, все это понимают. Они могут только из-за эгоистических соображений вступить в сговор, поднять провозную плату. Поэтому мы сказали: "Если операторы будут повышать цену, нужно нас проинформировать, почему они это делают".

Если мы увидим, что они делают это необоснованно, то мало не покажется. Мы решаем государственную задачу: провозная плата не должна расти, в сопоставимых ценах – уменьшаться. Это нужно сделать для экономики нашей страны.

Смотрите, в какой точке мы сейчас находимся: мы падали, а сейчас мы находимся где-то близко к точке перелома и начала экономического роста в конце этого года. В этой ситуации удержать провозную плату железной дороги жизненно важно. Мы никому не дадим и не позволим повышать вагонную составляющую провозной платы.

Пока никто не повышает. Помните, план "Ураган" был разработан? Зачем? Чтобы поднять в два-три раза вагонную составляющую. Мы сказали: "Необоснованно повысите цены – мы начнем антимонопольное расследование и применим весь арсенал имеющихся средств, чтобы восстановить справедливость, не дадим набивать карманы за счет потребителя".

Как продвигается сотрудничество в области антимонопольного регулирования стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС)?

Мы закончили работу по гармонизации законодательства. Мы единственные, кто все приняли, подписали модельный кодекс антимонопольный – все пять стран. И все работает.

А есть ли согласие всех пяти стран союза в вопросе разрешения параллельного импорта?

Очень хорошее решение принял экономический совет ЕЭК (Евразийской экономической комиссии – прим. ред.), который фактически одобрил идею введения параллельного импорта.

С нашей стороны уже тоже все внутригосударственные процедуры закончены. Игорь Иванович Шувалов (вице-премьер РФ – прим. ред.) получил соответствующие полномочия от премьер-министра (Дмитрия Медведева – прим. ред.) и президента (Владимира Путина – прим. ред.). Это значит, что параллельный импорт будет.

Сейчас каждая страна ЕАЭС готовит предложения по типам продукции, по которым они хотели бы либерализовать ситуацию по параллельному импорту. Потом эти предложения будут сведены в один документ, проанализированы. После этого, где есть пересечение, одинаковые предложения будут реализовываться на практике.

Что предлагает Россия?

Наша страна предлагает либерализовать систему параллельного импорта для лекарственных средств, автозапчастей, детских товаров.

Менее чем через месяц пройдет Петербургский экономический форум. Каковы ваши ожидания?

Так сложилось исторически, что мы как ФАС больше ориентированы на международный юридический форум. Потому что нам ближе эта тематика именно правовая, законодательство, его гармонизация. Мы просто не можем потянуть сразу столько мероприятий с огромным количеством гостей. Тем более у нас еще проводится "Российская неделя конкуренции", куда приезжают всегда 50-60 стран.

Поэтому Петербургский юридический форум для нас такая площадка очень большая. В экономическом форуме мы тоже обязательно участвуем, но наших участников там раза в два поменьше. Там господствует министерство экономики, и они молодцы, знают свое дело.

На экономическом форуме мы больше общаемся с СНГ, ЕАЭС – с нашими непосредственными друзьями близкими. А здесь, на юридическом форуме, мы больше общаемся с людьми, которые приезжают издалека.

Какая прикладная значимость юридического форума?

Мы используем именно международный аспект этого форума. С самого первого форума мы начали приглашать сюда наших партнеров из Европы, США, Африки, Америки. Они поняли, что это грандиозное, серьезное мероприятие, и очень активно стали приезжать. Мы стали проводить с ними очень содержательные дискуссии.

Мы подписали документ в области совместного расследования пяти стран: Китай, Индия, ЮАР, Бразилия и Россия. Это исторический документ.

Существуют международные корпорации, которые нарушают все правила. Допустим, фармацевтические, они подкупают врачей, необоснованно цены завышают на свою продукцию.

Если Россия говорит одна с транснациональными корпорациями (ТНК), они не очень охотно меняют свои практики. Теперь представьте, что все страны БРИКС (группа из пяти стран: Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская Республика – прим. ред.), такие многонаселенные, скажут дружно "нет" такой практике ТНК. Я думаю, что тогда ТНК задумаются об изменении своих подходов.


Поделиться новостью в социальных сетях



Еще похожие новости
Просмотров: 233 | Добавил: Novozhilova | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
avatar
Хостинг от uCoz
Календарь новостей
«  Октябрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Статистика сайта
Яндекс.Метрика